Следи за выходом новых статей через Telegram-канал
Close
СТАТЬЯ НЕДЕЛИ
О глобальных изменениях
в мировой и российской экономике, которые затронут каждого
На этой неделе мы поговорили с главным редактором Тинькофф Инвестиции — Кирой Егоровой — о глобальных изменениях в мировой и российской экономике, которые затронут каждого

Безусловно для мировой экономики черным лебедем стал не столько коронавирус, сколько реакция мировых правительств в виде закрытия границ и введения строжайшего карантина. По подсчетам Bloomberg, из-за карантина глобальная экономика может потерять $2,7 трлн, это примерно 4% мирового ВВП.

Конечно, нам до сих пор удивительно осознавать, что на падение мировые правительства согласились «добровольно», и кризис этот в прямом смысле — рукотворный.

Сегодняшний карантин, парализовавший экономику, - это жертва, на которую человечество решили пойти из солидарности с пожилыми людьми, наиболее уязвимыми к COVID-19. «Впервые в истории мир может гордиться цифрами падения ВВП,» - написал Ярослав Кузьминов, ректор Высшей школы экономики, в своей колонке на РБК. И добавил: «Будем надеяться, что через несколько месяцев этот повод для гордости исчезнет».

В позитивном сценарии, из которого сейчас исходят все мировые экономисты и инвестдома (например, Goldman Sachs), экономика сможет совершить "отскок" и восстановиться уже во второй половине 2020. В негативном — после кризиса будет долгий и непростой период возвращения к прежним цифрам роста ВВП.

Однако, невзирая на сценарии, все мировые лидеры уже начали пытаться преодолеть кризис путем вливания денег в экономику — разумеется, за счет увеличения госдолга. А это значит, что правительствам стран придется выбрать «терапию», похожую на те, что применяли после первой и второй мировых войн XX века, когда госдолг многих ведущих экономик составлял больше 100% ВВП.
100 лет практики: как и почему мир копил госдолги
За последние 100 лет мировая экономика видела множество случаев раздувания госдолга. Так, журнал The Economist выделяет несколько основных этапов.
1
Британская «строжайшая экономия»

После Первой мировой войны госдолг Великобритании разросся до 140% ВВП, и чтобы его сократить правительство в течение 1920-х сокращало все возможные расходы бюджета и затягивала пояса. Последствия оказались чудовищными и привели к тотальному замедлению экономического роста в стране, а госдолг разросся до 170% к ВВП.
2
Государственное «репрессии» в виде ограничения процентных ставок

Во время и сразу после Второй Мировой войны правительства наиболее развитых стран сменили подход. После потрясений предыдущих 30 лет меры жесткой экономии уже не подходили для управления накопившимся объемом долга. Некоторые страны обанкротились или прошли через гиперинфляцию. Другие начали давить на кредиторов, чтобы те предоставляли кредиты на невыгодных условиях. Многие из таких методов давления были применены во время Второй Мировой войны, чтобы финансировать расходы на военные действия.

Цель была в том, чтобы заставить внутренние финансовые институты и частных инвесторов и вкладчиков занимать деньги государству под процентные ставки ниже рыночных. Рост инфляции после окончания войны привел к тому, что реальная доходность по гособлигациям с поправкой на инфляцию стала отрицательной и оставалась такой на протяжении последующих десятилетий. Согласно исследования Гарвардского университета и МВФ, реальные процентные ставки в большинстве развитых стран были отрицательными в период с 1945 по 1980 годы. В частности, в Англии средняя реальная ставка составила -1,7%, во Франции -6,6%. Это дало мощные последствия. В 1946 по 1961 в США отношение долга к ВВП снизилось на 68%. В 1970-х уровень долга к ВВП в большинстве развитых стран снизился до 25%.

3
Закредитованность развитых экономик

В 1970-х правительства крупнейших стран смягчили ограничения на движение капитала в мире и финансовую систему. И уже к 1990-х объем накопленных сбережений на мировых финансовых рынках стал настолько большим, что гособлигации богатых стран со стабильными валютами стали основным надежным способом для вложений сбережений инвесторов из других стран. Огромный спрос толкал ставки и доходности вниз. Финансовый кризис 2008 года только усилил этот тренд: инвесторы хотели вложить деньги в надежные активы - а что-то более надежное, чем гособлигации сильнейших экономик, сложно придумать. Так госдолг крупнейших развитых стран вырос с 59% от ВВП в 2007 году до 91% к 2013 году. Тем не менее, государствам удалось сохранить возможность привлекать долг под низкие и даже отрицательные ставки.
Тратить и спасать, занимать и стимулировать
Правительства большинства экономик уже заявили о беспрецедентной господдержке — только США планирует влить в экономику $2 трлн (10% своего ВВП), а американский аналог центробанка ФРС снизила процентную ставку до 0% для облегчения выдачи кредитов бизнесу, а также начала выкупать с рынка не только государственные, но и корпоративные облигации, снижая тем самым кредитные риски компаний.

МВФ зафиксировало исторический рекорд по обращениям от разных стран за финансовой поддержкой. Даже по самым скромным подсчетам, США, Великобритания, Франция, Германия и Италия вместе вольют в экономику не менее $7 трлн в виде комбинации разных мер: увеличения займов, господдержки и поддержки от центральных банков.

Тем не менее принятые меры вряд ли можно считать излишне расточительными. "Чтобы спасти экономики, в реальности необходима комбинация разных мер, и от центробанков, и от правительства, " — говорит Олег Шибанов, профессор по финансам и директор Центра исследования финансовых технологий и цифровой экономики Сколково-РЭШ.

Результатом масштабных денежных вливаний стало то, что риск финансового обрушения снят, а острая фаза финансового кризиса на рынках пройдена, считает Евгений Коган, профессор экономики ВШЭ и основатель инвестиционного проекта Bitkogan.

"Если говорить в терминологии игроков покера, то ФРС пошла all in — и выкупила облигации всех игроков инвестиционного рейтинга," — комментирует эксперт. Такой сигнал был просто необходим, чтобы не доводить ситуацию до финансового коллапса. "Регулятор поступил абсолютно верно и своим действием дал сигнал для рынка: "не волнуйтесь, мы выкупим все просадки", мгновенно успокоив рынки", — считает он.
Госдолг нельзя копить бесконечно… или можно?
Правительства планеты будет спасать экономику от кризиса и пытаться разогнать рост ВВП, а значит разрастание госдолга неизбежно: для всех стран, включая развитые, продолжение роста будет ключевой повесткой после пандемии, считает Олег Шибанов. Вряд ли большой госдолг заставит правительства развитых стран затянуть пояса и снизить госрасходы, западные чиновники прекрасно понимают плюсы экономического роста, соглашается Евгений Коган.

Сегодня антирекорд по размеру госдолга принадлежит Японии: сейчас ее внешний долг составляет 220% ВВП. Япония живет с отрицательным госдолгом уже 40 лет.

Размер госдолга действительно может быть большим, пока это не затрагивает другие переменные. "Технически, пока рост экономики выше, чем процентные ставки, некоторое накопление госдолга нормально — потому что по отношению к ВВП госдолг останется относительно стабильным, а значит, и способность государства собрать налоги и отдать процентные платежи тоже будет стабильной", — объясняет Олег Шибанов.

"Пока что такой эксперимент удался только Японии, так как в Греции и Италии он, видимо, привёл к довольно плохому состоянию госфинансов и экономики. Даже США пока что держится на уровне меньше 110% госдолга к ВВП, и не факт, что будет сильно его наращивать дальше. Может быть скачок к уровню около 120% и все", - отмечает Олег Шибанов.

Американский госдолг может дойти и до 200%, и даже до 250%, считает Евгений Коган. "И это вовсе не означает, что он подорвет мощь американской экономики. Это меры, которые необходимы для поддержания роста ВВП". Другая проблема сегодняшнего кризиса состоит в том, что существенно сократится средний класс, потому что одним ударом будет из состояния стабильности будет выведено огромное количество людей, считает Евгений Коган.

Кроме того, по его словам, этот кризис родит колоссальный возможности для нового кризиса. Дело в том, что большинство стран уже использовало все свои козыри, чтобы погасить этот кризис и на следующие кризисы у них может не хватить мер поддержки. "Вот сегодня ФРС уже понизила ставку до нуля, напечатала кучу денег, что будет дальше? А дальше ФРС вынуждено будет безгранично долго держать нулевую ставку, даже если будет возрастание рисков инфляций. То есть прием с понижением ставки она уже не сможет применить, случись новый кризис", — объясняет он.

Тем не менее, по словам Евгения Когана, текущий кризис, как и все рукотворные кризисы, имеет обыкновение заканчиваться довольно быстро. Так, экономика Китая, власти которой в марте отменили режим карантина, уже начинает бодро оживать. "Индекс предпринимательской активности за март PMI Китая - уже отскочил - и сегодня составляет 53, хотя буквально недавно был на минимальных уровнях", — комментирует эксперт. И добавляет: "Наверное, мировая экономика гораздо более устойчивая, чем мы о ней думаем. И предпринимательство тоже, как видно из примера Китая".
Автор: Кира Егорова, Главный редактор Тинькофф Инвестиций
Материал подготовлен на основе нового аналитического отчета The Economist
В этом году ReForum WINNING THE HEARTS пригласил международных экспертов в области макроэкономики с эксклюзивным аналитическим отчетом о том, какие изменения происходят в глобальном экономическом пространстве, как на них отреагируют различные отрасли к осени 2020, и как от этого может выиграть локальный бизнес